Трактир Хаос

Конкурсы фантастических рассказов


    Иллюзия реальности (отрывок)

    Поделиться
    avatar
    Дария Дмитраш

    Сообщения : 73
    Дата регистрации : 2015-11-03
    Возраст : 29
    Откуда : Украина, город Винница

    Иллюзия реальности (отрывок)

    Сообщение автор Дария Дмитраш в Вс Ноя 08, 2015 2:14 am

    Цветной туман, что всего мгновение назад был столь густым, что за его мутной пеленой ничего не было видно, внезапно рассеялся. Со всех сторон их обступили горы. До их слуха тут же донёсся отголосок гуляющего по широкому ущелью тёплого ветра, что мягко касаясь кожи, взъерошил волосы. Аккуратно ступив на землю, с интересом оглядывая местность, они неспешно зашагали по тонкой тропе, что убегала вдаль от широкого круга портала.
    - Похоже, нам туда,- улыбнулся Виктор, что с самого утра не сводил с Танечки глаз. Всякий раз с новой силой осознавая, как же сильно он соскучился.
    Одиноко стоящее у стола бежевое кресло. Стопки бумаг на столе. Желание сосредоточиться на работе всё больше сменяется непередаваемой по силе тревогой. Крылья, что были готовы вознести его к облакам в миг, когда он перешагнул порог дома, медленно превращались в удавку.
    Он позвал её ещё с порога, и имя девушки радостным эхом отправилось гулять по дому. Но вернулся к нему лишь гулкий отголосок запустения и тишины. Жизнь, что пропитала каждый уголок их общего жилища, будто в одночасье покинула его. Радость от предвкушения скорой встречи тут же сменилась тревогой. Стоя в до неприличия просторном холе он всё слушал эту страшную тишину. Ощущая, как уверенность в том, что соскучившаяся Таня встретит его у самого порога, медленно покидает его.
    Только и сумев, что убедить себя в том, что девушке просто стало скучно и она отправилась на прогулку, мужчина усилием воли разогнал придавившее его к земле разочарование. А в следующий миг Виктор вновь подхватил бежевое кресло, взбираясь по широким ступеням вверх, тихонько проскальзывая в свою комнату. Бумаги из архива уже ждали его на письменном столе, выстроившись аккуратными стопками. Подавив в себе засевшее занозой в сознании чувство тревоги, он погрузился в их изучение.
    Ангелы сталкивались с доказательствами присутствия Древних в их мире столько, сколько себя помнили. Пошагово знакомясь с каждой находкой, они с момента, как  осознали себя разумной расой, пытались разгадать, кто же оставил им в наследство столько всего нужного и полезного. А ведь это касалось не только многочисленных заводов по производству весьма полезных вещей. Древние много чего оставили после себя, в том числе и виденные людьми памятники архитектуры, транспортную сеть, единую систему энергоснабжения.
    И, что самое интересное, система управления всем этим была настолько проста, что разобраться, что к чему сумел бы и трёхлетний ребёнок. Иногда создавалось такое ощущение, что сложные для понимания вещи специально для ангелов максимально упростили. А они, не будь дураки, постепенно все эти полезности находили, тщательно исследовали и аккуратно внедряли в свою жизнь. Создавая с каждой свежей находкой всё новые и новые группы искателей и учёных, которые с каждым годом лишь сильнее путались в лавинообразно нарастающем количестве загадок.
    Хроники, что попали к мужчине в руки, хоть и были несколько суховаты, но всё равно оказались куда как более информативными и полезными, чем тот ширпотреб, что Виктор читал до этого в городской библиотеке. Он так увлёкся, выискивая крупицы смысла в словесной шелухе, пытаясь понять, когда и откуда возникли первые упоминания о Древних, что очнулся лишь тогда, когда вокруг него настолько плотно сгустились сумерки, что мужчина неосознанно, привычным движением руки включил свет.
    Зажглась, немного померцав, полоска света у края стола и под потолком. Сквозь приоткрытое окно в его мир, внезапно, ворвался пронзительный стрекот сверчков. И только тогда мужчина осознал, насколько сейчас уже поздно, после чего сознание его тревожным росчерком тут же царапнула мысль.
    Тани ещё нет.
    Сосредоточиться на работе уже не получилось, да он и не пытался. Выдержка в мгновение ока покинула его. Резко откинув в сторону исторический документ, Виктор поднялся на ноги, вышел в полутёмный коридор и решительно постучал в соседнюю комнату. Но никто так и не отозвался, хотя его догадка была верной и девушка всё это время действительно находилась у себя.
    А Таня боялась. Боялась так сильно, что нависающие над ней вечерние тени казались по-особому глубокими и пугающими. Этот страх разъедал её душу тщательнее, чем иная кислота. Всегда такой насыщенный яркими красками мир ангелов для неё потускнел, будто вобрав в себя серые тона.
    Побег от проблем никогда не сможет принести душе освобождение. Так тщательно избегаемые трудности рано или поздно вернуться, приумноженные временем. Количество вопросов будет лишь скапливаться, а чувство вины перед самим собой и другими будет лишь расти. И рано или поздно, долг перед миром и людьми покажется просто несоизмеримо огромным. Снежная лавина неуверенности и страха молниеносно погребёт под тяжестью множества неразрешимых дилемм. И умные люди прекрасно знают об этом.
    Есть лишь одно но... Порой страх даже самых умных и самых достойных людей заставляет глупеть. А ведь далеко не все способны похвастаться сметающей на своём пути все преграды отвагой.
    А страх бывает разным, как и его причины. Поселив воспоминания, ставшие первопричиной всех её теперешних поступков во мрак, загнав их в самый дальний уголок  своего сознания, стараясь вычеркнуть их из своей жизни, отречься, забыть. Танечка лишь стала множить всё-то плохое, что связано с ними. Совершенно не понимая, что тем самым она отвергает в том числе и всё-то хорошее, что случалось с ней когда-то. Даже не желая понимать, что тем самым отвергает кусочек своей личности, ведь без страха не существует отваги.
    А она хотела сбежать. Привыкнув так поступать, она страстно желала повернуть время вспять. Но и ужасно боялась утратить то тёплое чувство, что возникло после того, как она вновь обрела важного для себя человека. И эти противоречивые мысли сводили её с ума.
    Вновь послышался настойчивый стук в дверь, заставив её ещё сильнее сжаться на кровати, до боли закусив губу.
    - Таня, ты там?
    И столько тревоги было в этом окрике, столько страха за неё, что это придало ей силы на некоторое время взять себя в руки. Пару раз кашлянув, чтобы взять под контроль собственный голос, она хрипло крикнула в ответ:
    - Я сплю!
    И Виктор успокоился. Облегчённо прислонившись лбом к прохладной двери, он ощутил, как тело его холодным ядом покидают тревога и страх за неё. Приведя свои мысли и чувства в относительное равновесие, он тяжко вздохнул и отправился в свою комнату. Но к бумагам возвращаться больше не стал, осознав, что просто не сможет сейчас сосредоточиться на работе.
    Той ночью он так и не сомкнул глаз. Не понимая почему. Не в силах расслабиться, изгнав невесть откуда пришедшую к нему тревогу. Он будто чувствовал, что с его любимой происходит что-то страшное. Несколько раз мужчина пытался работать, но после возвращался на кровать, стараясь изгнать засевший в сознании, невесть откуда взявшийся страх за неё. И сколько бы он ни пытался отречься от ненужных мыслей, выбросить всё лишнее из головы, хоть немного отдохнуть. Но всё было напрасно.
    А утром его вновь встретила запертая дверь в её комнату. Подавляя накрывающее его волнами бессилие. Ведь та, что способна была вновь дать ему возможность полноценно дышать, находилась так близко, но одновременно и так далеко. Ему казалось, что так будет всегда. Что его Котёнок всегда будет рядом, в пределах его досягаемости. Что он всегда будет иметь возможность  увидеть её, прикоснуться, услышать. Он ведь тоже всегда был всего лишь глупым человеком, привыкшим убегать.
    Подавляя бессилие и накатывающую всё сильнее тоску, он приготовил завтрак, надеясь, что запах чая и свежеприготовленных гренок, выманит её из комнаты. Он не решился её будить, ведь было слишком рано. Так он и ушел. Не проронив ни звука. Тщетно подавляя мешающую спокойно дышать тоску. Даже не подозревая, что он был не единственным, кто в эту ночь не спал. Да и откуда Виктор мог знать о той странной встрече, что произошла вчера? Что вытащила из глубин души девушки всё-то плохое, что она так тщательно старалась спрятать. Потерявшись между прошлым и настоящим. Утопая в противоречивых чувствах и желаниях. Иногда Тане казалось, что она просто сходит с ума.
    Радикальную смену его настроения заметили все. Даже те из ангелов, которые ни в малейшей мере не владели эмпатией, смотрели на Виктора с удивлением и тревогой. А он действительно вёл себя странно, не имея возможности понять, что происходит. Не зная, что стоит за странными поступками Тани и его внезапно проснувшейся паранойей. Мужчина продолжил осмотр заводов, но даже движители не сумели его заинтересовать в достаточной мере, чтобы с головой окунуться в их исследование.
    Завод по производству движителей, как и иные заводы по созданию предметов высшего порядка, на вид был приблизительно таким же, как и мебельный. Но платформ здесь было гораздо больше. Да и окрашены они были не в белые тона, а оказались красными. Так же в южной стороне завода находилось несколько чёрных платформ.
    Как пояснили ему ангелы, для того, чтобы активировать процесс создания движителя, надо было подойти и приложить руку к привычному овалу. В случае, если тебе уже был выдан доступ к порталу и если у тебя ещё нет движителя, платформа активировалась и в центре неё вырастала огромная капля насыщенно чёрного цвета, что приблизительно через неделю впитывалась обратно, оставляя после себя движитель. Эти два условия чрезвычайно заинтересовали Виктора, оцарапав сознание некоей полуоформившейся догадкой.
    Углубившись в эти вопросы, он узнал, что у местных жителей не существует совершеннолетия как такового. Молодой ангел в любой момент может пройти тест на психологическую зрелость и даже в сравнительно нежном возрасте получить право на права и привилегии, доступные лишь взрослым. В том числе и получение ключа от портала.
    А вот расспросы по второму условию открыли для Виктора новый пласт интересных знаний. Как оказалось, Древние предусмотрели целую систему по утилизации, создав практически безотходное производство. В каждом заводе существовали платформы, положив на которые испорченную или ненужную вещь, можно было избавиться от неё самым радикальным способом. Она просто рассыпалась в прах и впитывалась в платформу. А вот движители утилизировались страшно долго – около месяца. Похоже, Древние предусмотрели даже тот факт, что если ангелы начнут бесконтрольно их создавать, то рано или поздно либо истощат необходимые ресурсы, либо захламят планету.
    Так или иначе, досконально разобраться в этом вопросе ему толком так и не дали, ведь в процессе осмотра завода Виктора нежданно-негаданно посетил гость.
    Ангел с проницательными глазами, что в один миг казались темно-зелеными, в другой же умудрялись приобрести синий оттенок. Сейчас в этих тёплых глазах читалась неподдельная тревога. Порывом ветра ворвавшись в светлое помещение завода, он нашел взглядом человека и стремительно подошел к нему.
    - Надо поговорить,- сказал Кирий удивлённому Виктору.
    И, растерянно кивнув, мужчина покорно последовал за ним к выходу из завода, не видя причины для спора. Стоя возле широких дверей, созданных из странного материала, напоминающего застывшую ртуть. Виктор вопросительно изогнул правую бровь, выжидательно глядя на ангела.
    - Что с Таней?- не стал юлить Кирий.
    Мужчина моментально подобрался, бросив на ангела посуровевший взгляд.
    - Что произошло?- с тревогой и яростью спросил он. Но напоролся на точно такой же суровый, выжидательный взгляд ангела и всё же ответил.- Она со вчерашнего дня не выходит со своей комнаты. Даже не захотела поздороваться со мной.
    - Память Древних,- выдохнул целитель, нервно переступая по усыпанной гравием дорожке.- Не думал, что всё зайдёт настолько далеко.
    - В чём дело?- уже откровенно испугался Виктор.- И кто вы такой?
    Вновь тяжко вздохнув, ангел принялся пересказывать человеку вчерашнюю встречу, включая причины, побудившие Лиани на этот поступок и выводы сделанные им самим. И чем больше Виктор слушал, тем сильнее его охватывал ужас.
    - Люди,- качнул в конечном итоге головой Кирий.- Не понимаю я вас. Как можно доводить себя до такого состояния?
    - Зачем Лиани вмешалась?- с бессильной злобой в голосе спросил Виктор.
    - Её тоже можно понять,- сурово сказал ангел.- Она целитель душ. Очень сильный. Для неё каждый подобный случай – это вызов. Она не могла не вмешаться. Это выше её сил. Она просто не умеет по-другому.
    - Дьявол,- бессильно прикрыл глаза Виктор, облокотившись о стену.
    - Скажи. Что же она могла такое пережить, чтобы держать в себе подобную боль?- внезапно охрипшим голосом спросил Кирий.- Я ощутил лишь отголосок её чувств, но успел ужаснуться. А Лиани всю ночь проплакала. Мне сложно представить, что же могло пережить это дитя, чтобы ощущать подобное?
    - Мне тоже,- хрипло отозвался Виктор чувствуя, как от слов ангела его душа рвётся на части.- Мне тоже страшно даже представить, что с ней могло произойти, но… Кирий, что же мне теперь делать?
    - Не знаю,- выдохнул ангел голосом, полным бессилия.- Подобное невозможно исцелить если ангел… то есть разумный этого сам не хочет. А ведь она сопротивляется. Она не желает идти на контакт.
    - Могу её понять,- криво улыбнулся мужчина.- У людей, особенно в моей стране, изливать душу незнакомцам не принято.
    - Но делать-то что-то надо!- резко сказал Кирий.- Виктор, она ведь тебя любит! Помоги ей. Вытащи её из этой ямы. Она ведь себя медленно убивает.
    Дыхание перехватило. Растерянно стоя перед рослым ангелом, глядя в эти странные, такие проницательные, живые глаза, он ощущал, что мир внезапно начал вращаться, а силы оставили его. Нет, он догадывался о всём. Но подозревать и услышать подтверждение своим сладким подозрением и тайным надеждам. Это было две разные вещи. Прикрыв глаза, пережидая миг, пока уляжется мешанина эмоций из радости и отчаяния, решительности и страха. В следующий миг он твёрдо посмотрел на целителя.
    - Долго ещё идти?- переспросила Таня, шагнув из-под прикрытия молодого подлеска и с интересом осмотрев открывшуюся перед ними долину.
    - Необходимо идти по тропе, никуда не сворачивая,- добродушно отозвался Виктор.- Я надеюсь, ты не полезешь на них кататься?- насмешливо спросил он, стараясь казаться непринуждённым. Но девушка сразу заметила, что мужчина действительно за неё переживает. Заглянула в его глаза, тепло улыбнувшись. Успокаивающе дотронулась до его руки, отрицательно качнув головой.
    - Если их хорошо попросить,- промолвил он внезапно севшим голосом,- они покажут нам красивые места.
    Счастливо улыбнувшись, она радостно кивнула. А ведь ещё вчера, когда он незваным гостем ворвался в её комнату, на лице девушки можно было увидеть лишь притворную улыбку, что готова была в любой миг смениться гримасой боли.
    - Я дам тебе два совета,- решительно сказал тогда Кирий.- Первый, ни в коем случае не оставляй её одну. Ключ от комнаты я тебе дам.
    - Откуда?- удивился он.
    - Вы живёте в доме моего сына,- просто ответил ангел.
    - Что?- опешил Виктор.
    - Думаю, Асан был бы не против,- мягко улыбнулся Кирий.
    - Ну, вы даёте,- выдохнул шокированный мужчина.
    - И ещё,- в следующий миг добавил ангел.- Вы уже видели грифонов?
    - Нет,- пристально посмотрел на него Виктор.
    - Удивительные существа,- признался Кирий.- Умные, гордые и… свободные. Общение с ними многому учит.
    Поднимаясь всё выше и выше. Наслаждаясь ярким солнечным днём. Прекрасными видами. И просто тем, что они вместе. Практически не разговаривая, тем ни менее умудряясь поведать друг другу очень о многом.
    Мягкая поступь. Лёгкий полуоборот головы. Вопросительно изогнутая бровь, выражающая немой вопрос.
    - Ты не устала?
    Счастливая улыбка. Он рядом. Вокруг так прекрасно, что не хочется думать ни о чём тревожном. Шершавая ладонь, что не даёт упасть или споткнуться. Только свобода и безграничный простор синего неба.
    В тот день. Стоило лишь Кирию уйти, Виктор поспешил к ней, ни с кем даже толком не попрощавшись. Но всё равно, когда переступил порог их общего дома, солнце уже клонилось к закату.
    Над миром Тани вновь нависли тени. И чем темнее становилось, тем болезненнее в её груди сжималось сердце. Было так страшно, что в какой-то миг девушка утратила способность распознавать, какие образы подкинуло ей взбудораженное воспоминаниями подсознание, а какие всё же являются отголоском реальности.
    И вот в её мир вечных сумерек ворвался  лёгкий щелчок дверного замка. Стоя на пороге комнаты, в которую посмел зайти лишь один раз. Тогда, когда душа его маленького Котёнка, как и сейчас, была полна боли и страхов. Когда ужасы из их родного мира ворвались непрошенными гостями в её сновидение. Вспоминая тот миг отчаяния, когда не знаешь как помочь. Как уничтожить в её взгляде тот страшный отпечаток ужаса. Готовность задушить всех, кто посмел так сильно искалечить душу его малышки.
    И вот он вновь нерешительно стоит на пороге. С ужасом осознавая, что сошел бы с ума, если бы ему не помогли расслышать её, на этот раз молчаливый, крик отчаяния. Собрав свою волю в кулак, он всё же вошел, судорожно разыскивая взглядом её силуэт. Остановился, с нескрываемой тревогой и нежностью глядя на свою, такую ранимую и беззащитную малышку, клубком свернувшуюся на широкой, застеленной белоснежным покрывалом кровати. Аккуратно присел на  краешек.
    - Ты спишь?- хрипло спросил он, еле сдерживая дрожь, нежно проводя кончиками пальцев по мягким волосам.
    Вздрогнув, Таня перевела на него взгляд, полный страха и отчаяния. В этом бесконечном пространстве и времени вид его встревоженного лица, его целительное, наполненные неприкрытой заботы прикосновение внезапно осталось единственным маячком, что отодвинул нависшие над ней тени страхов и воспоминаний.
    - Побудь со мной,- с трудом осознавая себя, попросила она.
    Ещё более побледнев, задыхаясь от нерастраченной нежности, желая освободить её от этой боли навсегда, забрав её себе всю, без остатка. Он лишь скупо кивнул, ободряюще сжав её руку.
    Нависающий над ней такой родной силуэт, способный, казалось, стать щитом от всех бед этого мира. Немного шершавая ладонь, сжимающая её пальцы. Тёплый, заботливый взгляд. Как она могла подумать, что может прожить без него? Как могла даже предположить, что сумеет справиться без его ободряющего взгляда?
    Мягкий свет полной луны. Бархатный, серебристый цвет ночи. И покой, что с его приходом, наконец, охватил её душу. И уже не пугает почти что наркотическая зависимость от его взглядов и прикосновений. У её измученной души уже не было сил подбирать новые причины для того, чтобы отречься от этой внезапно привязанности. Поздно. Она будет держать его руку пока это возможно. Даже если когда-то настанет день, когда он её проклянёт.
    Лёгкий звук шагов. Уверенные лучи повисшего в зените солнца. Но душа наполнена теплом не потому, что вокруг так красиво. Не потому, что они в мире вечного лета. Просто рядом с этим человеком в душе всегда расцветает весна.
    Стремительно удалялась вдаль тропа, что, то ныряла в заросли деревьев, то взбегала ввысь. Нависающие над ними громады скал. Широкая, поросшая сочными травами долина. И вот, в какой-то миг из-за горизонта показался изящный силуэт грифона.
    Кирий был прав. Это были удивительные существа. Невероятно массивные, просто таки излучающие силу фигуры и невозможная, почти кошачья грация, таящаяся в каждом движении. Крупные, коричневые с чёрными вкраплениями перья плавно переходящие в мягкую, желтоватую шкуру. Огромные крылья, что, тем ни менее, позволяли держаться им в вышине с кажущейся лёгкостью. Грифоны летали так изящно и плавно, словно мифические китайские драконы.
    Стоило одному грифону увидеть странных, бескрылых двуногих, как над долиной разнёсся его призывный клекот. И вот, на траву перед людьми уже приземляются всё новые и новые крылатые, глядя на них отсвечивающими в лучах заходящего солнца любопытными, желтыми глазами. Нерешительно кружа в ста метрах от них, они изредка вытягивали шеи, принюхиваясь к новому запаху. Лишь желтокрылый вожак проявил настороженность, присев в двадцати метрах от них и с подозрением посматривая на странных пришельцев.
    - Какие же они красивые,- с благоговением выдохнула Танечка, прижавшись спиною к широкой груди мужчины. Тепло улыбнувшись, он положил руки на её плечи, а в следующий миг позвал:
    - Риль.
    Вожак встрепенулся, с любопытством поглядывая на человека. В очередной раз принюхался, стараясь разгадать загадку, откуда ему известно его имя.
    - Я друг Отоно.
    Риль радостно вскочил на ноги. Не сдерживая своего восторга, припал на передние лапы. Подпрыгнул ввысь, взмахнув широкими крыльями. А после, растеряв всю свою настороженность, смело потрусил к людям, склонив голову на боку и дружелюбно постукивая клювом. Остальные грифоны так же взбодрились, радуясь за своего вожака.
    Таня испуганно прижалась к Виктору. Но тот лишь улыбнулся, шепнув ей на ухо:
    - Не бойся.
    А после отпустил её плечи, смело шагнув к Рилю. Протянул руку, проводя широкой ладонью по клюву, массивной шее. Перебирая мягкие перья. Таня посмотрела на него с благоговением, а вожак аж зажмурился от удовольствия.
    - Он скоро вернётся,- хрипло сказал Виктор, продолжая гладить грифона.- Подожди ещё немного. Я думаю, он тоже очень скучает. Но сейчас он не может тебя навестить. Подождёшь?
    Риль тяжело, почти по человечески вздохнул и посмотрел на мужчину на удивление разумным взглядом.
    - Риль,- хрипло попросил Виктор.- А можешь отвести нас в ТО место?
    По лошадиному всхрапнув, вожак изящно мотнул массивной головой, бросил на людей хитрый взгляд, а после развернулся и, поманив их за собой, резво потрусил по тропе наверх.

      Текущее время Вт Окт 17, 2017 9:37 pm