Трактир Хаос

Конкурсы фантастических рассказов


    ООО "Позвони!"

    Поделиться
    avatar
    Аглая Стужева

    Сообщения : 111
    Дата регистрации : 2015-10-30
    Возраст : 54
    Откуда : Россия

    ООО "Позвони!"

    Сообщение автор Аглая Стужева в Пт Ноя 06, 2015 3:22 pm

    Николай Сергеевич тяжелой походкой вышел из поликлиники, присел на первую попавшуюся же уличную скамейку и закрыл глаза. Сердце работало какими-то неровными толчками. Не открывая глаз, он нашарил в кармане валидол, выколупнул таблетку и положил под язык.

    Бумажка во внутреннем кармане пиджака беспокоила. Казалось, что сквозь ткань рубашки, он чувствует ее жжение. Как бывший врач, он понимал, что ему только что вручили смертный приговор. В поликлинике не могли знать, что он, пенсионер Николай Сергеевич Стебликов, отлично разбирается в том, что пишут врачи, маскируя свои выводы латынью. После посещения кабинета ультра - звукового исследования всё стало на свои места. MTS! Николай Сергеевич внутренне усмехнулся – как всё меняется в жизни! Если написать эти буквы по-русски – как здорово это прозвучит – МТС. Машинно-тракторная станция, куда он в детстве бегал с деревенскими друзьями поглядеть, как ремонтируют сельскохозяйственную технику. Здесь вкусно пахло разогретым машинным маслом, бензином, урчали заведенные двигатели…

    Их, ребятишек, не гоняли. Ремонтники понимали – с этого всё начинается. С любопытства. Когда-то в детстве и они вот также крутились возле техники, начинали любить ее, а потом и сами становились рядом с отцами.

    Иногда кого-нибудь из них ремонтники звали на помощь – подержать какую-либо деталь или еще что, по мелочи. Юный помощник перемазывался в солидоле и машинном масле, становился похожим на всех этих мастеровых, а это придавало ему ни с чем не сравнимую гордость.

    Когда работяги садились обедать, разворачивали свои «тормозки» с едой, принесенной из дома, то часто угощали ребятишек. И кусок хлеба с тонкой пластинкой сала, был самой вкусной едой на свете, какую можно только было себе представить.

    А потом они, всей ватагой, уходили в стоящую рядом с МТС ригу, падали на солому и лежали, болтая о своем, детском.

    Ах, золотая солома детства! Николай Сергеевич явственно почувствовал ее теплый запах, донесшийся к нему из далека далекого…

    Он открыл глаза. Нет, не было рядом пахучей соломы из детства. Была улица с пыльными и чахлыми тополями, серое, безрадостное небо и запах гари автомобильных выхлопов.
    Надо было идти. Куда? Зачем? Николай Сергеевич этого не знал. Домой? В пустую квартиру, где его никто не ждет? Или в магазин – набрать водки, напиться до потери сознания? Проспать трое суток, а потом снова напиться?

    Он отчетливо понимал, что это всё, это конец. И сейчас в нем боролись две мысли. Первая толкала бежать куда-то, к врачам, специалистам – пусть пробуют, пусть режут – оперируют, убирают омерзительного спрута, запустившего свои щупальца во все части его организма.

    Другая мысль, профессиональная, холодная и четкая, говорила, что это всё пустышка, бессмысленная возня, которая ничем не закончится, только превратит его последние дни в страдания, усугубляя еще те, которые ему предстоят.

    Как многие из врачей, был Николай Сергеевич немного циником. Работа такая. Потому и верх брала простая, от холодного рассудка мысль – стоит ли мучаться? По опыту Николай Сергеевич знал – отпущено ему месяц…Ну, полтора, может быть! Стоит ли ждать? Не лучше ли самому уйти из жизни, не дожидаясь мучительного конца?

    Николай Сергеевич поднялся со скамейки и пошел по улице, бесцельно оглядывая витрины и вывески, мимо которых он проходил. Так шел он довольно долго, пока какое-то мимоходом прочитанное слово, всплыло в его голове, заставило обернуться и пойти назад.

    На стене висела доска, какие обычно висят перед входом в различные учреждения. Значилось на ней: «ООО «Позвони!»

    «Странное какое название для фирмы, – подумал Николай Сергеевич. – Общество с ограниченной ответственностью «Позвони!». На телефонную станцию или переговорный пункт не похоже. А позвонить бы надо. Брату родному – Алешке. «Обрадовать» его…Так и так, мол, брат Алешка! Братуха твой у последней черты! Приходи увидеться напоследок! Да, надо позвонить!»

    Мобильного телефона у Николая Сергеевича не было. Вернее, раньше был, только упал он из неловких рук своего владельца и перестал работать. Купить новый было не на что. Да, собственно, Николай Сергеевич и не очень хотел этого – звонить всё равно было некому. Друзей у него не было – почти все ушли из жизни. Родители и жена Надя давно умерли, а детей Бог ему не дал. Брат иногда позванивал на домашний телефон, который стоял в квартире Стебликова на всякий экстренный случай. Ну, там «Скорую помощь» вызвать, или еще что…А сейчас очень хотелось срочно позвонить, услышать голос брата, отвлечься от тяжелых мыслей…

    Видимо, Николай Сергеевич задержался перед дверью офиса, потому что какие-то люди стали на него смотреть из окна.

    «Зайду! – решился Николай Сергеевич. – Попрошу позвонить по городскому телефону, скажу, что мобильник дома забыл! Что я теряю? Не дадут, черт с ними, пойду домой и из дома позвоню!»

    С этими мыслями Николай Сергеевич решительно потянул на себя дверь и вошел. Внутри ничего не напоминало современные, богато отделанные офисы.

    Обычная комната в которой было две двери, ведущие в другие кабинеты. Стол с телефоном и компьютером, за которым сидела женщина лет пятидесяти, а не какая ни будь длинноногая блондинка - секретарша.

    - Здравствуйте! – приветливо сказала женщина. – Я вас слушаю.
    - Понимаете… – робко замялся Стебликов, – позвонить мне надо, а мобильник…
    - Очень приятно! – перебила его женщина. – Садитесь, пожалуйста! Давайте, для начала я вас угощу. Кофе или чай? Не стесняйтесь вы, пожалуйста…
    Как-то это она так мило произнесла, тепло и приветливо, что Николай Сергеевич прямо на языке почувствовал вкус хорошо сваренного кофе.
    - Нет, что вы! – смущенно пробормотал он. – Мне бы позвонить только!
    - Садитесь, садитесь! Я не кусаюсь! – засмеялась женщина.

    Николай Сергеевич, все еще испытывая неловкость, присел на стул, а женщина вышла в соседнюю комнату. Стебликов огляделся. В общем, ничего такого не было в комнате, что говорило бы о том, чем здесь занимаются. Годовой календарь на стене, картина – пейзаж. Удивила Стебликова табличка на одной из дверей. «Смотровой кабинет» - вот что на ней значилось.

    «Медицина, что - ли? – подумал Стебликов. – А при чем тут «позвони»?»

    - Вот и кофе! – женщина протянула Стебликову чашечку. Запах стоял обворожительный.
    «Дают – бери!» – подумал Стебликов и отпил из чашки. Вкус у кофе был такой, какой любил Стебликов. Горьковатый и приятный.

    - Итак! – сказала женщина, усаживаясь на свое место, - в какой год вы хотите позвонить?
    Стебликов поперхнулся кофе и закашлялся.
    - Что-о? – спросил он не веря своим ушам. – Вы сказали в КАКОЙ ГОД?
    - Ну, да! – мило улыбнулась женщина. – В какой год, разумеется! К сожалению, мы не сможем соединить вас с …ну, например, Александром Сергеевичем Пушкиным. Телефон был изобретен позднее. А так, если вы знаете номер, то в любой год от изобретения телефона.

    Стебликов поставил чашку на стол и, почти с испугом, посмотрел на женщину.
    - Вы удивлены, не так ли? – спросила женщина. – А ведь научные разработки шагнули так далеко, что теперь возможно и это. Так что не думайте, что я сошла с ума! Видимо вы просто далеки от источников технической информации…
    - Это невозможно! – пробормотал Стебликов.
    - Еще как возможно! Впрочем, эту услугу мы можем предоставить не всякому клиенту. Есть некоторые сложности. Но об этом позже. Если пожелаете заключить с нами договор. И должна предупредить – к сожалению, наши услуги не дешевы. Не всем по карману.
    - А…во что выльется такой разговор? Я имею в виду ваш тариф на эту услугу?

    Женщина назвала сумму.
    - Да-а! – протянул Николай Сергеевич. – Действительно, не дешево.
    - Что поделаешь! Поначалу все, действительно дорого. Но проходит время, техника меняется…Если помните, как дорого стоила когда-то мобильная связь? А сейчас практически каждому по карману.

    - А вот вы упоминали какие-то сложности…
    - Понимаете, мы предоставляем услугу эту не всем. Только тем, кто подходит по психофизическим параметрам! А то, сами понимаете, когда мы только начинали, были у нас неприятности. Я вам честно скажу – один клиент позвонил в прошлое и с ним сердечный приступ случился. Инфаркт. Так что теперь, для допуска к услуге, мы проводим медицинский осмотр клиента, – женщина указала на «Смотровой кабинет». Но и это не главное, хотя имеет очень большое значение. Понимаете…Как бы вам это объяснить? Звонок в прошлое – вторжение в исторический процесс, а мы не можем допустить изменения истории.

    - Не очень понимаю, – напряженно думая, произнес Стебликов.
    - Ну, давайте на каком ни будь примере поясню…Что бы такое найти? Ну, например! Из истории мы знаем, что такого-то числа погибнет или будет убит какой-то крупный деятель. А вы, заранее звоните ему и говорите, что и как это произойдет. Деятель прислушивается к вашей информации и в результате остается жив. Дальше происходит изменение истории и мы с вами сегодня получаем нечто другое, чем то, что имеем сейчас. Вам не приходилось читать книгу фантаста Азимова «Конец Вечности»? Там очень хорошо все описано. Или у Бредбери «И тогда грянул гром»…

    - Я к сожалению, не увлекаюсь фантастикой. Впрочем, это не имеет значения. Мне надо подумать, прежде чем согласиться на ваше предложение! Я как-то не предполагал…
    - Конечно – конечно! Это очень серьезное дело. С кондачка такие вещи не решаются. Подумайте. Вот вам визитка нашей фирмы. Надумаете - позвоните. Работаем мы круглосуточно. Бывает, что звонят в прошлое, да еще, скажем, во Владивосток. Днем. А там ночь. Вот и снова может произойти изменение истории. Представляете – звонок среди ночи…Испуг! Утром тот, кому звонили, встает разбитым, идет на работу рассеянным, попадает под машину…А этого по истории не должно быть! Это я просто, для иллюстрации. Сложное это дело. В общем подумайте. Наверное, вам, как пенсионеру мы сможем предложить некоторую скидку по оплате. Так что ждем! Всего вам доброго!

    Весь день, до самого вечера Николай Сергеевич, боролся с самим собой. С одной стороны, ему очень хотелось снова пойти в эту интересную фирму и сделать заказ – денег бы он наскреб. С другой стороны, была боязнь, что это какое-то мошенничество.
    Он не удержался от искушения, зашел к соседу, у кого была большая библиотека, в которой, на его счастье, нашелся рассказ Айзека Азимова. В чем главное Николай Сергеевич теперь всё понял доподлинно.

    Кому он мог позвонить? Да еще так, чтобы не исковеркать историю?
    Занятый этими мыслями, он и не вспомнил о своей болезни, бумажке, что лежала в пиджаке. Не вспомнил и то, что собирался позвонить брату.

    А ночью ему приснилась мама, которая давно умерла. И приснилось Николаю Сергеевичу, что он разговаривает с ней по телефону.

    «А не вещий ли это сон?» – подумал Стебликов проснувшись.
    Он лежал в постели и чувствовал в себе какую-то необыкновенную легкость, просветленность, что ли. Он должен позвонить маме! Обязательно! Сколько бы это не стоило! Решено!

    В «Смотровом кабинете» трое мужчин в белых халатах подвергли его стандартной процедуре осмотра: прослушали стетоскопом, простучали молоточком по коленям, сняли кардиограмму и энцефалограмму, провели эхолокацию мозга.

    - А это зачем? – изумился Стебликов. – Мозги у меня, вроде, в порядке.
    - Обычная процедура, - успокоили его. – Мозг, может, и в порядке, а сосудики у вас уже не те…Возрастные изменения, знаете ли! Мы должны проверить на наличие прединсультного состояния. А то, чем черт не шутит!?
    - Вот что, - медленно произнес Стебликов, - у меня последняя стадия ракового заболевания, неоперабельная…Я, знаете ли, врач, хирург, хоть и бывший…
    Врачи посмотрели на него с сочувствием.

    - Сожалеем, коллега! Только нашему делу это не помеха. Самое сложное нам предстоит сейчас. Вы определились, кому, в какой год и в какой период года, вы хотите звонить?
    Стебликов задумался. Он определился только с тем, что собирался позвонить маме, а вот в какой год?
    - Коллега! Я вижу, вы испытываете затруднения. Это естественно! Слишком много «но» на вас высыпали…Это нельзя, то нельзя…Голова кругом пойдет!
    - Да, уж! – буркнул Стебликов.

    - А как вы, коллега, отнесетесь к гипнозу? Как врач, вы знаете, что в гипнотическом состоянии люди вспоминают все до мелких деталей! Вас не испугает эта процедура? Бояться нечего, мы свято соблюдаем тайну того, что в таких сеансах узнаём! Но гипноз применяем только с согласия паци…, простите, пожалуйста, клиента! Иначе нам придется сидеть много дней вспоминая детально вашу жизнь, чтобы отыскать те моменты, когда вы можете позвонить…И без последствий! Ну, вы понимаете о чем я?
    - Понимаю! – ответил Стебликов. – Теперь представляю, насколько это серьезно. Ну, что же! Гипноз, так гипноз! Валяйте, эскулапы!

    После того, как его погрузили в гипнотический сон, не мог Николай Сергеевич знать, что происходило дальше. Кресло на колесиках, в котором он сидел, быстро подкатили к одному из шкафов, открыли дверцы. Внутри шкафа находился какой-то сложный прибор с множеством индикаторов. На голову Николая Сергеевича водрузили металлический шлем, провода от которого тянулись к прибору. После этого врач-психиатр стал задавать вопросы, на которые Николай Сергеевич отвечал весьма уверенно. В конце процедуры, шлем сняли и закрыли шкаф.

    Наконец его разбудили. Николай Сергеевич недоуменно оглянулся вокруг. Видимо, приходя в себя, он вспомнил где находится.
    - Ну, и каков результат, господа эскулапы? – шутливо спросил он.
    - В общем…результат положительный. Мы отыскали в вашей памяти такой момент, куда вы можете позвонить без осложнений. Но вам придется этот момент хорошо вспомнить. Иначе снова придется копаться в вашей памяти, только уже не сканируя все, а только этот отрезок времени. Как вы относитесь к маю 19.. года?

    Николай Сергеевич задумался. Май 19.. года? Да, он хорошо помнил этот период. Тогда он готовился к защите докторской, продолжал работать, оперировал больных, вечерами сидел за диссертацией и времени у него не было свободного совсем. Практически, тогда он не звонил своей маме. И не заезжал к ней. Он вспомнил все.

    Они жили тогда в большом городе. Николай Сергеевич уже был женат. Свою маму он перевез из деревни, чтобы она находилась рядом. Он поселил ее в бывшей однокомнатной квартире своей жены, поскольку она не хотела им мешать, предпочла жить отдельно. У него, «Моцарта» от хирургии, как его за глаза называли, была уже тогда большая трехкомнатная квартира. Отец давно умер. Собственно, врачом Николай Сергеевич стал, только из-за смерти отца. Врачи не смогли спасти его, излечить отца от болезни. И тогда, было это накануне окончания школы, он поклялся себе, что станет лучшим врачом, чтобы спасать других, спасти маму, если что с ней случится.

    Да, он все вспомнил отчетливо. Вспомнил до деталей.
    - Да! – сказал он, - я очень хорошо помню этот период. Я готов к разговору.
    - Это очень хорошо. Значит так! Сегодня Вам надо отдохнуть и привести в порядок мысли, чтобы какой-либо вопрос вашей матушки не поставил вас в тупик, а вы в ответ чего-нибудь не ляпнули…Да, вот еще что! Опять же, из соображений безопасности, ваши ответы в разговоре будут идти с запозданием в несколько миллисекунд. Это значит, что они будут записаны, молниеносно проанализированы компьютером, и, если все правила соблюдены, отправлены тому, с кем вы говорите. Ваш абонент, практически, ничего не почувствует. Но если только произойдет «ляп» с вашей стороны – компьютер немедленно отключит Вас от разговора. Должна быть полная иллюзия, что Вы говорите с ней из одного времени, то есть мая 19.. года. Поэтому каждое слово необходимо обдумывать. Теперь ступайте, оформляйте Договор, и завтра, милости просим к нам к 11.30 по московскому времени.

    Процедура оформления документов и оплаты не заняла много времени.
    Придя домой и слегка перекусив, Николай Сергеевич прилег на диван и погрузился в воспоминания. Он перетряхивал свою память, отыскивая в ней детали, которые должен был знать в разговоре с мамой, которая умрет через год, будущим летом. Он, поклявшийся ее спасти, в случае чего, ничего не смог тогда сделать. Она тихо ушла во сне, практически не болея перед кончиной. Николай Сергеевич вспоминал, пока незаметно не уснул. А когда проснулся утром, почувствовал, что лицо его мокро от слез. Что снилось ему он не помнил.

    Вместо телефонной трубки ему надели на голову наушники с микрофоном, который торчал прямо перед ртом, усадили перед большим дисплеем компьютера.
    - Вы готовы? – спросили его.
    Он кивнул головой.
    - Ну, с богом! – сказал мужчина, по видимому обслуживающий всю эту технику, и щелкнул тумблером.

    На дисплее появился портрет матери Николая Сергеевича, который он принес по просьбе фирмачей, а в ушах зазвучали длинные гудки.
    - Алё? – услышал он голос, который не спутал бы ни с чьим.
    - Мам, это я! – тихо произнес Николай Сергеевич.
    - Николенька! – радостно ответила мама, так, что у Николая Сергеевича гулко бухнуло сердце.

    Врач тревожно взглянул на него и показал пузырек корвалола. Николай Сергеевич помотал отрицательно головой.
    - Что-ж ты не звонишь, негодник? – продолжала мама, - я извелась совсем!
    - Да, мам! Занят очень. Я же тебе говорил – докторскую диссертацию пишу. Вот, даст Бог напишу, защищусь, будет у тебя сын доктор медицинских наук.
    - Так ты же и так доктор!
    - Это мам, другое! Это я из докторов еще бОльшим доктором буду! – засмеялся Николай Сергеевич. – Как ты там?
    - Да, как сказать? Наше дело стариковское!
    - Не болеешь, нет?
    - Бог миловал!
    - Скучно тебе одной, небось? Я же тебе сколько раз говорил – давай переедешь ко мне? А ты всё нет, да нет!
    - Ой, ну что я вам мешать там буду. И не скучаю я вовсе. Ко мне Мария Михайловна каждый день приходит, соседка. Да ты ее знаешь. Вот мы с ней чаи гоняем, телевизор смотрим, разговариваем. Нас уже старушки во дворе окрестили Авдотьей Никитишной – это, стало быть я, и Вероникой Маврикиевной – это Мария Михайловна. Женщина она учёная, страсть какая. Но ничего, общий язык находим.

    Николай Сергеевич рассмеялся. Он, действительно, знал соседку матери Марию Михайловну. И вправду, было в ней что-то от Вероники Маврикиевны.
    А мать продолжала рассказывать как они проводят время, как Мария Михайловна учит ее пасьянс раскладывать и о многом другом, своем старушечьем.

    Николаю Сергеевичу и говорить не приходилось – он только поддакивал и слушал. Видимо мама соскучилась по общению и говорила, говорила, говорила…

    Врач с интересом наблюдал за лицом Николая Сергеевича, который полузакрыв глаза улыбался слушая старушкино воркование. Затем показал ему часы – пора было заканчивать. Николай Сергеевич кивнул ему в ответ.

    - Ладно, мамуля! Мне пора. Ты там не болей смотри!
    - А сам-то, сам-то, как себя чувствуешь? Сердце не беспокоит больше?
    - Да, всё нормально, мам! Ну, пока! Я позвоню, как ни будь на днях!
    - Ладно! Дома все нормально? Как Надюша?
    - И с Надей все нормально – ты не беспокойся! Ну, целую! Пока!
    Николай Сергеевич снял с себя телефонный гарнитур и положил на стол. На лице его блуждала странная улыбка. Ощущение было такое, что он, действительно побывал в том времени.

    Уже в приемной, он решительно сел за стол, напротив администраторши, которая уговорила его на этот неожиданный поступок.

    - Вот что! – сказал он решительно, - могу я заказать еще несколько таких разговоров?
    - Разумеется! Та-ак! Вы можете еще поговорить шесть раз, без опаски нарушения, о чем я вам говорила в первый раз. А дальше все! Там начинается то время, когда вы, ну, в том времени, стали опять звонить довольно регулярно. Дальше нельзя будет, может произойти наложение одного разговора на другой. Или нечаянное упоминание о предыдущем разговоре… Вы извините, а как вы решите проблему оплаты?
    - Ерунда! Решу! – Николай Сергеевич уже посчитал, что уйдут на это его небольшие сбережения, но отступать не хотел. Он чувствовал себя удивительно легко, даже как-то одухотворенно и возвышенно.

    Он подписал новый договор и вышел на улицу.
    «Черт с ними, с деньгами, - рассуждал он мысленно, - помру, так брат похоронит, надеюсь! Я ему квартиру завещаю!»

    С этого дня жизнь Николая Сергеевича превратилась в одно нетерпеливое ожидание. В назначенное ему время он шел в фирму «Позвони», уже привычно усаживался за стол и…
    Теперь он чувствовал себя уверенно и не боялся задавать вопросы, рассказывать о себе, каким он был в то время. Он настолько вспомнил все, что в разговоре порой забывал, что он – не он, что на дворе 200. год, и что он, Николай Сергеевич Стебликов уже старик, а мамы давно нет в живых. Это было как в машине времени – перенос в прошлое.

    Но всему приходит конец! Прошел почти месяц со дня первого разговора. Закончился и последний разговор с мамой. Николай Сергеевич сидел перед компьютером. Ему не хотелось уходить. Хотелось снова и снова слышать материнский голос, ощущать себя тем Стебликовым, а не сегодняшним.

    Он попрощался с фирмачами и вышел. Стебликов медленно шел по улице, не зная куда пойти, чем занять себя.

    Кто-то взял его под руку.
    - Николай Сергеевич! Дорогой! Что же это вы пропали? Как вы себя чувствуете?
    Это был милейший Аркадий Гаврилович, участковый врач Стебликова. Только теперь Стебликов вспомнил о своей болезни и смертном приговоре в виде результата исследования. Он и думать забыл о чертовой бумажке в кармане.

    Почти насильно Аркадий Гаврилович потащил его в поликлинику. То что произошло дальше, не поддавалось объяснению. Повторное исследование показало, что никаких MTS (метастазов) в организме Стебликова нет. Он был здоров. Раковая опухоль за истекший месяц исчезла!!! Милейший Аркадий Гаврилович сидел с открытым ртом.

    А Николай Сергеевич вдруг вспомнил последние слова мамы в их последнем разговоре: «Всё будет хорошо, Николенька! Ты не волнуйся! Все будет хорошо!»
    Это было какое-то наваждение!

    На следующий день ноги сами принесли Николая Сергеевича к дверям ООО «Позвони». Но то, что он увидел, вызвало шок. Вывески с названием фирмы не было, а входная дверь опечатана. На бумажной полоске с печатью Николай Сергеевич разглядел буквы «РОВД», остальное слабо читалось.

    - При чем тут милиция? – подумал Стебликов и отправился В районный отдел милиции на соседней улице.
    - Не подскажете, что такое с фирмой ООО «Позвони»? Там дверь опечатана вашей печатью…

    Дежурный милиционер отправил Стебликова в кабинет 35, к следователю Смолкину.
    - Так вы тоже потерпевший? – спросил его следователь. – Вот бумага, ручка. Пишите заявление на имя начальника РОВД.

    - О чем писать? – изумленно спросил Стебликов.
    - Ну, как же! О том, как вас мошенники обманули. На какую сумму вас кинули? Мы с таким делом впервые встретились. Эти паразиты, придумали новый вид мошенничества – разговор с умершими! Нет, каково? Они под гипнозом выведывали у клиентов все тайны, все подробности, а потом имитировали разговор…Вы с кем говорили?
    - С мамой.
    - Вот видите! А не было никакой мамы! Актриса там в соседней комнате сидела и с вами беседу вела. А тембр они на компьютере подбирали, сволочи! Они что-то еще применяли, кроме гипноза. Залезали в мозги клиентам. Всю информацию оттуда вычерпывали. А потом спектакль устраивали. Театр у микрофона. Вы почему заявление не пишете?
    - Мошенники, значит?
    - Ну, да! Мы их в розыск объявляем. Пишите!

    И тут Николай Сергеевич рассмеялся. Он хохотал, хлопая руками по коленям, хохотал еще больше видя, как вылезают на лоб глаза следователя.

    - Вот что! – сказал Николай Сергеевич, отсмеявшись. – Никакого заявления я писать не буду. А к вам будет одна просьба – если найдете их, скажите, что Николай Сергеевич Стебликов, доктор медицинских наук, пенсионер, выражает им самую большую благодарность и говорит большое человеческое «спасибо».

    Он повернулся и вышел из кабинета. Последнее, что он видел, это как следователь крутит пальцем у виска. Продолжая смеяться, Стебликов вышел на крыльцо милиции и остановился. Светило солнце. По улице шли улыбающиеся люди.

    Стебликов вздохнул всей грудью воздух и…почувствовал вдруг запах свежей соломы. Он осмотрелся. У ворот милиции стоял грузовик, на котором топорщилась копна соломы, видимо предназначенная для милицейских лошадей.

    Николай Сергеевич подошел к машине, захватил в руку пук соломы и понюхал ее. Это была та самая, золотая солома детства!

    И он пошел по улице, размахивая рукой с зажатой в ней соломой…
    avatar
    Таша Подколодная

    Сообщения : 114
    Дата регистрации : 2015-10-31
    Возраст : 55
    Откуда : Россия

    Re: ООО "Позвони!"

    Сообщение автор Таша Подколодная в Пт Ноя 06, 2015 4:18 pm

    Приятный рассказ. Лиричный. Нравится его неторопливость и настроение. Кстати, финал - отдельная благодарность. Всё же хочется верить, что рак - это наказание наше за чувство вины, и его можно победить, отпустив гложущие тебя воспоминания и недовольство собой.

      Текущее время Вт Ноя 21, 2017 5:15 am